22:38 

Ну, раз деанон, тащу своё себе в днев :D

Allen Shirokami
Kansas City Shuffle is when everybody looks right and you go left ©
15.10.2013 в 13:27
Пишет Merlins Team:

Тема №13. Принуждение. Фанфик "SOLEMRYS"
Название: SOLEMRYS
«Solemrys» является контаминацией слов «Solem» (лат. Солнце) и «Emrys».
Автор: Merlin`s Team
Бета:Merlin`s Team
Оформление: Merlin`s Team
Жанр: Dystopia-AU
Пейринг: Артур\Мерлин
Рейтинг: R
Размер: 22 121 слово
Саммари: С самого начала времен человечество мирно существовало под солнцем, но 626 лет назад его свет стал губительным, и людям пришлось скрыться под пятью огромными стеклянными Куполами, не пропускающими вредное излучение.
Но не всем по нраву жизнь в оковах. Молодой маг Мерлин готов обменять ее на глоток свободы, но на поверхность не выходит никто, кроме небольших групп магов, выигравших Солнечный Турнир, что устраивает каждые четыре года король всех Куполов. Однако, маг не может сражаться без рыцаря. На что пойдет отчаявшаяся душа, чтобы получить желаемое? Сломанная жизнь другого человека - достойная ли цена за свободу? Стоит ли ненастоящая любовь истинной?


Песни с пометкой "intermission" рекомендуется слушать для создания настроения перед чтением.
Тур первый «Глаз Дракона»
Intermission: Imagine Dragons – Radioactive

Merlin
25 июля, год 626 от возведения Куполов

Капли крови попали Мерлину на рукав. Они, расплылись тёмными пятнами по белоснежной ткани, словно птицы, расправляющие крылья. Маг не шевельнулся, но застыл, будто соляная статуя. Сейчас ничто не могло сдвинуть его с места – ни выматывающая в зачарованном коконе жара, маревом дрожащая над пыльной землёй, ни упавший на одно колено Артур, в плече которого зияла рана.
Тот сплюнул, пальцы прошлись по подбородку, стирая кровь вперемешку со слюной. Мерлин видел на лице Валианта торжествующую улыбку, видел похожую улыбку на лице Нимуэ, чьё бледное лицо было мокрым от пота.
Яростные белые лучи заливали «Солнечный Колизей» удушающим пламенем, от него было невозможно скрыться. Мерлин знал, что где-то там зрители улюлюкают от восторга, а может, сочувствуют Артуру, которому вот-вот предстоит умереть. Тощего парня в красном шейном платке никто не знал, им плевать, какая судьба постигнет его. Но Мерлин пока что держал купол над ним с Артуром, так что, хоть внутри и было невообразимо жарко, солнце ещё не испепелило их. Возможно, в этом и была единственная надежда – что Нимуэ не справится и Артур сможет продержаться до момента, когда кокон противников падёт, обрекая тех на сожжение. Солнце ещё никому не давало шанса.
Валиант пнул коленопреклонного Артура в раненое плечо, и тот рухнул в пыль. Боль сорвала краткий стон с его губ. Мерлин нервно стиснул зубы и взглянул на Нимуэ, молясь, чтобы она не выдержала. Девушка уже до крови исцарапала себе руки, тёмно-алая жижа капала с пальцев и испарялась, не успевая долететь до растрескавшейся земли. Это означало, что температура в её куполе зашкаливает. Ведьма держалась из последних сил.
Купол Нимуэ и купол Мерлина перекрывали друг друга, подобно сверкающим мыльным пузырям, два слоя которых располагались над рыцарями, поэтому атмосфера в двойном куполе, где дрались солнечные гладиаторы, была более щадящей.
Мерлин чувствовал, как по виску ползёт капля пота. В голове стоял гул, как от морского прибоя.
Море. Существовало ли оно, или всё это - выдумки историков? Навроде вечной присказки, что раньше было лучше, не было пищезаменяющих таблеток, люди не жили под огромными куполами из закалённого стекла, и вода текла по поверхности, не будучи запрятанной в земных недрах от убийственного солнечного света.
Вот его первый бой. И он почти проигран. Мерлин облизнул губы и уловил солёный вкус на нижней. Кровь из пересохшей треснувшей губы.
Валиант склонился над Артуром. Все уже на пределе. Грудь Мерлина словно сдавило тисками, за каждый вдох пыльного горячего воздуха приходилось бороться. Много тысяч лет назад этот поединок решил бы правитель, позволив проигравшему жить или умереть одним поворотом пальца. Но не сейчас. Сейчас другое правило – выживает только одна сторона. Только один маг, только один рыцарь.
Артур, лежащий на горячей земле, повернул голову и посмотрел на Мерлина. Бледные глаза на грязном лице были цвета жестокого голубого неба над ними. Шлем валялся в нескольких шагах, раскалившийся во время схватки настолько, что Артур был вынужден сорвать его с головы. Маг прикусил губу. Это из-за него умирает ни в чём не повинный человек. Это из-за него тот оказался на этой бойне. Одними губами Мерлин шепчет слово. И Артур понимает.
Они знакомы один день. И уже почти могут читать мысли друг друга. Ослабевшая рука в пыльной перчатке подхватывает пылающий солнечным светом меч. Валиант хрипло хохочет и спрашивает что-то. Но шум, словно шум моря, или просто похожий на него – не даёт услышать. Доспехи рыцарей сверкают так, что глазам больно смотреть. Зрителям, пришедшим в «Солнечный Колизей» (или Арену, как называют эту круглую площадку под открытым небом), полюбоваться на то, как будут умирать люди, гладиаторы кажутся звёздами, спустившимися с небес.
Пальцы сильнее сжимаются на рукояти, а в следующий миг сверкающая сталь со свистом рассекает воздух.
Мерлин закрывает глаза.
Один из куполов падает, как сотней радужных капель рассыпается лопнувший мыльный пузырь.
Артур кашляет на землю кровью, отводит взгляд от Нимуэ, пылающей, как факел, под яростными лучами солнца, пытающуюся вырвать из груди начинающий плавиться меч; от Валианта, заживо пожираемого огнём, волшебник и его рыцарь чувствуют едкий запах горящей плоти.
Мерлин же не открывает глаз даже тогда, когда руки медиков подхватывают его и увлекают в тенистую прохладу Лунного Купола, а гул аплодисментов, словно гул моря, звучит в его голове.
«Борись».

Arthur
01 июля, год 626 от возведения Куполов

- Ну, я бы не сказал, что дурь всё это, - Гавейн отсалютовал зашедшему в бар Персивалю стаканом с виски и снова повернулся к Артуру. – Понимаешь, мы не богатенькие сынишки королей, защитников человечества, типа тебя, так что плата за победу в турнире очень даже привлекательна.
- Это в том турнире, в «Солнечном Колизее»? – Артур поморщился. – Да я бы ни за что не стал участвовать. Представляешь, туча человек, а выживут только двое. Не понимаю, какой смысл во всём этом.
- Народ жаждет хлеба и зрелищ! Мы заперты в дурацких Куполах, так надо же оттянуться перед апокалипсисом, когда солнце взорвётся или драконы воскреснут и начнут анально карать всех подряд, – Гавейн пожал плечами, опустошая бокал и постучал по стойке, чтобы бармен обратил на него внимание. – Повтори, - велел он. Высокий смуглый парень кивнул и забрал у Гавейна стакан.
- В данном случае пламени и смерти они хотят, - Артур откинулся на спинку кресла и посмотрел наверх, на потолочные панели, стилизованные в баре «Восходящее Солнце» под деревянные. – Где-то там светит та громадная штука, и только и ждёт, когда мы все сдадимся.
- Ты слишком пессимистично относишься ко всему этому. Сенред вот знает толк в развлечениях. Говорят, в турнире будет участвовать его любовница, Моргауза. Уже делают ставки, сколько туров она пройдёт, и можно ли сжульничать в Солнечном Турнире. Букмекеры ликуют. Интересно, у неё уже есть рыцарь или можно будет к ней записаться?
- Думаю, там уже очередь, - заметил Артур и хлопнул по барной стойке. - Дайте-ка мне эля.
- О, смотри, какая красотка, - Гавейн развернулся на стуле и толкнул Артура в плечо. Тот обернулся. Высокая девушка с собранными в пучок волосами направлялась к уже изрядно подвыпившим друзьям.
- Я нашла себе рыцаря, - выпалила она, залезая на высокий стул рядом с Артуром. На миг она показалась ему совсем девочкой – настолько была светлой и хрупкой.
- Моргана, это Гавейн, Гавейн – моя сестра Моргана, - Артур забрал свой эль со стойки и пригубил, измарав губы в пене.
- Такая красавица собралась участвовать в турнире? – Гавейн откинул с лица тёмные волосы и всмотрелся в белоснежное лицо Морганы. Та сверкнула зелёными глазами.
- Да, и я планирую победить.
- Все планируют, - Гавейн пожал плечами.
- Его зовут Ланселот, - Моргана повернулась к Артуру. – Ты меня прокатил, вот я и нашла лучшего!
- Я – лучший, - Артур хмыкнул. – Но я готов проверить его перед турниром, чтобы ты была уверена в нём.
- Нет уж, ты ещё его покалечишь…
- Постой, ты отказал собственной сестре? – Гавейн присвистнул.
- Если она собралась в ад, я не собираюсь следовать за ней. Нужен ведь кто-то, кто станет потом управлять Камелотом.
- А, Каменный купол, - Гавейн серьёзно кивнул. – Желаю вам удачи, леди, - он чуть поклонился Моргане.
Та ответила высокомерной улыбкой.
Артур откинулся на спинку барного стула на стальных ножках и сделал огромный глоток эля.

Merlin
25 июля, год 626 от возведения Куполов

Мерлин почувствовал, как что-то прохладное, капнув на лоб, проследовало вниз по потной коже, закончив свой путь на кончике носа и сорвавшись вниз. Маг, наконец, открыл глаза и сразу же сощурился: смягчённый зелёными листьями деревьев нежный луч солнца скользнул по лицу. Над Мерлином склонилась смуглая девушка, губкой обтирающая ему лоб. Парень чуть вздрогнул, приходя в себя, и торопливо огляделся. Девушка отстранилась, а Мерлин сел, прислонившись спиной к толстому стволу дерева.
- Где я? – хрипло спросил он.
- В Куполе, где живут участники турнира, - тихо отозвалась девушка. – Меня зовут Гвен. Я, можно так сказать, прислуга вашей пары.
- А где…
- Артур?
Мерлин кивнул.
- Принимает ванну. Он довольно хорошо себя чувствует. Медики позаботились о нём.
- Хорошо.
Маг запрокинул голову, прижимаясь затылком к грубой коре.
- И он попросил позвать тебя, когда ты очнёшься.
Мерлин внимательно посмотрел на неё. Гвен улыбнулась, улыбка вышла немного беспомощной, но глаза остались тёмными, серьёзными, и будто невидящими.
- Он не хотел тебя оставлять, я еле выпроводила его. Так что иди и скорей обрадуй его, что всё в порядке.
- Он и так знает, что всё в… - Гвен встала с колен, отряхнула длинную юбку от мелких сучков и травинок и взглянула на Мерлина не терпящим возражений взглядом.
- Я обещала ему. Давай скорее.
Мерлин вздохнул и поднялся на ноги. Голова закружилась, и ему пришлось опереться на ствол дерева, чтобы не упасть.
- Эй, а… - он обернулся, но Гвен уже не было. Только высокая трава качалась в такт с тихим ветром.
Мерлин почти мгновенно узнал это место по рассказам – о Лунном Куполе говорили много, и, в основном, с восхищением. Это был единственный Купол, чьи жители отказались от любой техники, пользовались магией только по необходимости и ходили босиком. Мерлин посмотрел вниз – кто-то снял с него сапоги, наверняка, Гвен. Пальцы утопали в изумрудной траве, а разносящийся по холму с единственным дубом на нём запах напоминал об ароматных настоях, которые варил его учитель Гаюс в травницкой. Где-то в вышине сверкало закалённое стекло, не пропускающее жар и радиацию солнца, отсюда оно казалось ласковым, но Мерлин знал, как жесток огненный шар на самом деле.
Дуб шелестел ветвями. Мерлин обернулся и увидел неподалеку от него небольшой деревянный домик с покрытой соломой крышей. Только натуральные материалы, слухи не врали.
Маг направился к домику, ветер приятно холодил влажное лицо.
Внутри было тихо и спокойно. В Лунном Куполе стояла аномальная тишина – словно других людей не существовало, так далеко друг от друга они были разбросаны. Старый диван с вязаным пледом был так уютен на вид, что Мерлину тут же захотелось лечь, уткнуться лицом в мягкую ткань, и уснуть. Но оставалось кое-что, что следовало сделать прежде, чем отключиться на несколько часов.
- Артур? – Мерлин постучал костяшками пальцев в светлую деревянную дверь, из-за которой доносился плеск воды.
- Заходи, Мерлин, - откликнулись из-за неё.
- Ты в порядке? – Мерлин замер перед дверью.
- Не хочешь посмотреть? – в голосе Артура мелькнули искорки веселья.
- Нет, - Мерлин вздохнул и прислонился к косяку. В следующий миг дверь распахнулась, и в проёме появился Артур с повязанным на бёдрах полотенцем. Плечо рыцаря было аккуратно перебинтовано.
Маг поспешно отвернулся.
- Оденься, - отрывисто бросил он.
Ему нужно оттолкнуть Артура. Он не может позволить себе смотреть на него не как на бездушную марионетку.
- С какой радости? – фыркнул тот. Мерлин улыбнулся краешками губ – как был засранцем, так и остался, этого у Артура не отнять.
- Ты сильно вымотался, - Артур взглянул Мерлину в лицо, и у того пересохло в горле. Рыцарю не следовало смотреть так пристально. Обман… обман может раскрыться.
- Да, - ни одно неверное слово не должно выдать его. Ни одна неверно сыгранная эмоция.
- Мерлин… - Артур протянул правую руку к лицу своего мага, и тот рефлекторно сжался, словно ожидая удара. Пендрагон осторожно отвёл ладонь, так и не коснувшись. Кадык на горле у Мерлина дёрнулся, и маг задышал свободнее, когда рыцарь сделал шаг назад.
- Я не тороплюсь, - тихо сказал Артур.
«Не торопишься куда? Мы ведь можем умереть в любой момент», - чуть не вырвалось у Мерлина, но он не вымолвил ни слова.

Arthur
25 июля, год 626 от возведения Куполов

Артур видел, что Мерлин измотан до крайности. Впрочем, больше что-то другое не давало покоя – оно пряталось в воздухе Лунного Купола, скрывалось в воде, таилось в солнечных зайчиках, играющих на деревянной стене дома. Мерлин лёг спать прямо в одежде, Артур оставил его в доме, заботливо накинув на волшебника плед, надел свободную рубаху, холщовые штаны, и отправился бродить босиком по тенистой роще у подножия холма. Рыцарь остановился у мелкого ручья, журчащего по светлым камням. Было тепло, и Артур пошлёпал прямо по воде, наслаждаясь покоем и тишиной. Лес словно обнимал застывшим зелёным светом, юноша, вернее, молодой мужчина удивился тому, что никогда ранее не видел ничего подобного.
- Ты изменился, - прошептали за спиной. Артур подпрыгнул от неожиданности, оступился на склизких камнях, и едва не потерял равновесие.
- Гвиневра, не пугай так, - попросил он выступившую из-за древесных стволов девушку. Он знал её. Вроде бы.
- Извини. Я должна присматривать за вами. За ручьём начинается территория другой пары, тебе нельзя туда, – она проводила глазами стремящуюся в никуда воду. - Какое же расточительство.
- Без проблем, - юноша пожал широкими плечами и вернулся на берег.
- Ты был совершенно другим, когда приехал на турнир, - Гвен нервно закусила губу, смотря себе под ноги, словно не решаясь поднять взгляд. Пальцы теребили подол платья.
- Я не собираюсь оправдываться перед тобой, - лицо Артура стало каменным. – Я говорил, что между нами ничего не может быть. Что это ненадолго. Я ведь приехал… - он чуть прищурил синие глаза, которые затем расширились, будто воспоминания вызывали у рыцаря изумление.
- Да. Ты приехал. Ты сказал, что…
- Что я должен… удержать сестру от смерти. Что турнир – одна большая ошибка Сенреда.
- И сам пошёл на смерть, - Гвен сделала шаг к рыцарю. – Подумай… что так сильно изменило тебя?
- Ты хочешь сказать, что я не должен этого чувствовать? – тихо спросил Артур.
- Да, именно это. Это неправильно, Артур… так не должно быть! Ты был совсем другим пару дней назад!
- Да, так не должно быть. Но так получилось. Я не откажусь от того, какой я есть, не откажусь от своих чувств.
- Даже если они ведут тебя к гибели? – выпалила Гвен, делая к нему ещё один шаг. – Ты ведь… ты ведь… словно… - смуглые пальцы сомкнулись на запястьях. – Это не ты, Артур!
- Ты знаешь меня несколько дней, откуда такая уверенность?
- А его ты знаешь ещё меньше, чем меня! – вскинулась девушка, сжимая запястья Артура. - Как ты можешь…
- Любить его? Могу! Могу и буду! И меня не волнует, что эта любовь может отправить меня в огненный ад, потому что я чувствую, что она того стоит!
- Никакая любовь не стоит того, чтобы за неё умереть, - тёмные глаза Гвен словно стали ещё темнее, когда она посмотрела Артуру в лицо. – Никакое чувство не должно вести человека к смерти, это противоестественно, противно самой природе. Как и эта аномальная привязанность. Господи, да невозможно влюбиться так, как сделал это ты, всего за несколько часов! Он что-то сотворил с тобой!
- Да. Сотворил. Показал мне, что я способен любить так, как никто не может. Ты не права. Эта любовь стоит того, чтобы умереть, ведь без неё я ничто, - Артур высвободился из её рук.

Merlin
25 июня, год 626 от возведения Куполов

- Его нигде нет, Гаюс.
- Я ведь уже говорил тебе, Мерлин.
- Но я думал…
- Только магам Сенреда известно это заклинание. Заклинание, создающее защитную стену. Кокон.
- Я думал, что если выучу достаточно заклинаний, у меня получится воссоздать то самое. Как стену воздвигают по кирпичикам, - Мерлин запустил пальцы в волосы и упал на скамейку, застонав. – Так и я сложу его, словно мозаику. С другими заклинаниями это получалось. Но с этим… чтобы создать стену, нужен огромный, невероятно мощный источник энергии!
Старик, подняв голову от кипящего в котелке отвара, с жалостью посмотрел на отчаявшегося парня.
- Только не говори, что ты хочешь выйти за стены Купола.
- Иногда я думаю, что стоит выйти на секунду и сгореть заживо, - с горечью произнёс юноша. – Но эта секунда будет стоить всей жизни. Я буду свободен.
Гаюс покачал головой.
- Иногда лучше смириться с жизнью в оковах, чем умереть так бессмысленно, Мерлин. Пять Куполов были воздвигнуты, чтобы мы с тобой могли жить, а ты отметаешь труд тысяч людей так, словно они выстроили для себя тюрьму и добровольно сели в неё. Не всё так просто, мой мальчик.
- Я хочу узнать, - просто сказал Мерлин. – Хочу понять, почему сама природа вдруг восстала против нас. Ты говорил… что раньше было не так. Люди не прятались от солнца.
- Люди не прятались до тех пор, пока не пришли драконы. А за ними последовал ад. Солнце стало радиоактивным и настолько горячим, что жить на поверхности оказалось невозможно.
Гаюс вытащил из плошки ступку и постучал ею о край стола, стряхивая мелкие пылинки.
- Ты обещал помочь мне сегодня, - укоряюще посмотрел он на Мерлина. – Я готовлю сонное зелье Утеру.
- Да-да, - Мерлин встал со скамьи и потянулся. – Я отнесу. Но… всё-таки, ведь есть отряды магов, которые выходят за пределы пяти Куполов, пытаются что-то найти, может быть, людям нужно перебраться под землю… хотя я никогда не слышал, чтобы отряды возвращались... но они есть.
- Есть, - Гаюс кивнул, потянувшись за пучком сушёных трав, висящих на стене. – Но попасть в такой отряд, отправиться на поиски выживших драконов… Мерлин, тебе это не по зубам. Ты скорее теоретик, чем…
- Как попасть в отряд? – спокойно спросил юноша, встав рядом с Гаюсом и уставившись старику в лицо расширившимися синими глазами.
- Мерлин… - начал было лекарь, но тут его прервал громкий заунывный звук. Труба глашатая. – Мерлин! – воскликнул Гаюс, но парня как ветром сдуло – тот выскочил на улицу и понёсся в сторону площади. Глашатаи не были редкостью в Каменном Куполе, но в Звёздном, откуда пришёл Мерлин, они считались диковинкой. Новости обычно, если и приходили, то с огромным запозданием, а чаще не приходили и вовсе.
Оказавшись в толпе, Мерлин не растерялся, и аккуратно, но настойчиво работая локтями, добрался до первых рядов. Глашатаем оказался высокий мужчина с аккуратной чёрной бородкой треугольником. Голос его, высокий и звучный, разносился по всей площади.
- Сенред, король пяти Куполов, защитник наш, объявил о новом Солнечном Турнире! Только двое участников выживут, но они получат Эскалибур, ключ от пяти Куполов, дающий безграничное влияние и привилегии! Турнир будет проходить в четыре тура, требуется по четыре участника со Звёздного, Лунного, Каменного и Солнечного Купола, отобраны будут лучшие из лучших! Каждая пара будет состоять из мага и рыцаря и их задача – победить другую пару в жаркой битве под солнцем! Маг должен удержать защитный купол над собой и своим рыцарем, пока рыцари будут сражаться! Проигравшие сгорают заживо! Делайте свои ставки на Купола! Кто одержит победу? Кто погибнет во имя вечной славы?!
Толпа яро зааплодировала. Мерлин застыл, чувствуя, как бегут по спине мурашки. Сенред… в самом деле пошлёт этих людей на верную смерть? Почему толпа аплодирует? Какого чёрта здесь творится?
- Если есть среди вас те, кто хочет, чтобы его кандидатуру рассмотрело жюри, составляющее список солнечных гладиаторов, имена которых будут выбиты на стальных плитах на Арене, обращайтесь в замок к распорядителям! Слава Королевскому Куполу, слава Сенреду!
Маги… будут держать купола над своими рыцарями? Мерлин сощурился. Но как? У них нет такого источника энергии, чтобы осуществить задуманное. А если… если его занесут в списки? Может, если он попадёт на Турнир, то ответ, как создать защитный купол, будет найден? Само слово «Турнир» манило его, маячило перед внутренним взором огненной вывеской.
- Мерлин? – кто-то дёрнул его за рукав, и парень обернулся. Девушка в простом платье с длинными рукавами с тревогой смотрела ему в лицо.
- Фрейя! – обрадованно воскликнул он, потянулся было обнять, но та смотрела так взволнованно, что Мерлин застыл, не зная, куда деть руки.
- Только не говори, что ты собрался пойти добровольцем! – выпалила она.
Мерлин закусил губу и ничего не ответил. Ему не хотелось лгать подруге. Ему вообще никогда не хотелось никому лгать.
- Пойми, ты не сможешь… тебе даже не найти рыцаря, чтобы он сражался за тебя! – сбивчиво затараторила Фрейя, чёрные глаза блестели так, словно она вот-вот заплачет.
- Рыцаря? – медленно повторил Мерлин, точно пробуя слово на вкус.
- Пойми, в турнирах участвуют только те, кому нечего терять! Те, кто спокойно могут отдать свою жизнь!
- Я думал, маги и рыцари отдельно подают заявки… - Мерлин почти не слушал девушку.
- Нет, заявку подаёт пара, - рядом с Мерлином и Фрейей оказался толстый трактирщик из «Восходящего солнца», очевидно, он услышал часть их разговора. – Те двое, которые жизни готовы друг за друга положить, – его круглое красное лицо блестело от пота. – Если у тебя нет на примете преданного тебе рыцаря, фиг ты попадёшь в списки.
Мерлин нахмурился.
- Есть, правда, такие безбашенные, которые сражаются за деньги. Хотя, понятия не имею, успешно ли. Но бабок им отваливают немерено… есть же богачи, которым хочется покрасоваться на турнире. Острые ощущения и всё такое.
- Богачи? Они ведь должны быть магами, раз нанимают рыцарей, - ошарашенно проговорил Мерлин.
- Ну, нанять можно не только рыцаря, но и мага тоже, - толстяк пожал плечами. – Ладно, молодёжь, бывайте. Кстати, тощенький, на твоём месте я бы даже и не мечтал о турнире. Обычно туда попадают известные люди, либо хотя бы… не такие худющие.
Мерлин проводил жирдяя сверкающим гневом взором.
- Мерлин, - позвала Фрейя.
- Как думаешь, сколько денег нужно, чтобы нанять рыцаря? – прошипел юноша.
Девушка закатила глаза и поджала губы.
- Мерлин. Ты ведь помрёшь.
- Будешь желать мне не помереть, когда я окажусь на турнире, - Мерлин обернулся и одарил Фрейю ослепительной улыбкой. – Не знаю, как… но я чувствую, что должен туда попасть.

Arthur
1 июля, год 626 от возведения Куполов

Артур потянулся, запустил руку в карман за золотым, который бросил на барную стойку. Монета звонко подпрыгнула и очутилась в смуглом кулаке бармена, тот подмигнул Артуру и поинтересовался, не соизволит ли будущий правитель Каменного Купола подняться в свои покои. Будущий правитель соизволил, и бармен Том подозвал свою дочь, чтобы та проводила Артура наверх.
- Как тебя зовут? – спросил Артур, когда Гавейн и Моргана помахали ему, уже почти ничего не соображающему от количества выпитого алкоголя.
Впрочем, эль никак не мог заглушить ноющей боли в груди, не в силах был затянуть пеленой беспамятства страх за сестру. Утер Пендрагон ясно высказался насчёт его участия в турнире – если не получится переубедить своенравную Моргану, то ни в коем разе не подставляться самому. Он – наследник, на его плечах судьба народа Каменного Купола.
- Гвиневра, милорд, - потупилась та. Артур любил таких девушек – скромных, не обделённых формами и тяжёлыми локонами блестящих волос.
- Я ещё увижу тебя? – прошептал он, когда служанка остановилась у двери в его комнату.
- Если милорд приехал на турнир, то возможно. Я иду туда работать волонтёром от Каменного Купола. Буду прислуживать нашим парам.
- Я могу… - тихо вымолвил Артур, протягивая руку и касаясь выбившейся из-под платка кудрявой пряди.
- Не сегодня, милорд. Вы слишком пьяны.
- Так может, ты поможешь мне дойти до постели?
- Это приказ, милорд?
- Нет, всего лишь просьба.
- Тогда, возможно… я помогу вам завтра. Когда вы будете не так пьяны.
- Обещаешь?
- Да, милорд.
Артур наклонился, целуя тёмную ладонь служанки и, настолько изящно, насколько позволяло ему его состояние, ускользнул за дверь.
Гвиневра несколько мгновений стояла молча, прижав костяшки пальцев к своим пухлым губам, и только затем повернулась и поспешила вниз – убирать за посетителями.

Merlin
15 июля, год 626 от возведения Куполов

- У тебя какое-то психическое заболевание? – пальцы в расшитой золотыми нитями перчатке щёлкнули перед носом Мерлина, и парень пришёл в себя.
- Извините, милорд.
Утер покачал головой, его серые глаза недовольно сощурились.
- Мне казалось, Гаюс пришлёт наблюдать за моей раной кого-то с мозгами.
- Извините, милорд, - Мерлин вытянулся в струнку и изобразил на лице готовность сделать всё, что угодно. – Я исправлюсь, милорд.
- Буду надеяться. Свободен, - правитель кивнул на дверь, и Мерлин поспешил убраться подальше от замка. Он впервые видел Камелот не на картинках, и здание поразило его воображение. И во сне он не мог представить такие масштабы. Звёздный Купол был самым бедным Куполом, и люди жили там за счёт своих пастбищ и полей. Они были производителями, а не потребителями, практически ничего не оставляли для себя. А в Каменном Куполе люди любили шиковать – Мерлин видел богатые повозки с механическими конями, галереи мгновенно рисующих всё, что угодно, художников, высокие стальные здания и тенистые парки с экзотическими цветами.
До окончания подачи заявок оставалось девять дней, и юный волшебник начинал паниковать. Идей, где найти рыцаря, не было никаких, а каждый истекший час означал, что шансы быть занесённым в списки тают. Сбережений для того, чтобы нанять рыцаря, у него не было, хотя он обещал расплатиться после турнира, из-за чего парня с синими глазами поднимали на смех. В принципе, Мерлин понимал тех, кто отдавал свою жизнь за деньги – у таких людей просто не было выбора. На победу они не особо надеялись, но щедрая плата могла избавить семью от долгов, могла стать наследством для кого-то, спасти возлюбленную или дочь от нежеланного замужества. Мерлин пытался найти того, кто сможет помочь ему бесплатно, по доброте душевной, но, опять же, над ним просто смеялись. Каждая утекающая сквозь пальцы секунда осушала колодец, на дне которого таилось отчаяние.
Вдобавок, ночами мага истязал голос, зовущий его по имени.

Arthur
21 июля, год 626 от возведения Куполов

Артур пребывал в отличном расположении духа. По межкупольным туннелям в Каменный Купол волнами хлынули зеваки из других Куполов. Продавались цветастые футболки, букмекеры принимали ставки на то, какой Купол победит, будут ли участники из Королевского Купола, и будет ли их двое или четверо – от года к году правила Солнечного Турнира менялись по слову короля.
Алкоголь лился рекой, принцу Каменного Купола встречались только весёлые и пьяные лица. Можно было даже забыть о том, что Моргана приехала сюда не для того, чтобы веселиться, а чтобы отдать свою жизнь за какие-то там хреновы идеалы, за чёртов Эскалибур. Чего она там хотела? Занести своё имя в «Книгу Времён»? Да фиг с ней. Пусть творит, что хочет. Если её внесли в списки, здесь даже Утер бессилен.
Хорошему настроению также способствовала явная приязнь к нему дочки бармена. Их свидания стали чаще, так что лаской Артур обделён не был. Воспоминания о нежной смуглой коже всё чаще волновали ум, который день затуманенный хорошей выпивкой и отличной компанией Гавейна, гораздого на всяческие выдумки.
- Эй, не пихайся! – голос из-под локтя был высоким, ломким и злобным. Артур даже повернулся, чтобы извиниться перед девчонкой, в которую врезался. Однако рот его открылся сам собой, когда он увидел перед собой тощего парня с нелепо торчащими огромными ушами.
- Да ты охренел? – вырвалось у Артура.
- Вообще-то это ты меня толкнул.
- И что? Что ты мне сделаешь, сопля? – Артур толкнул пацана в грудь, и тот осел на землю. Принц даже изумился – вроде бы никаких усилий он не прилагал, а мальчишка отлетел назад, как листок по ветру.
Артуру просто не понравилось выражение, с которым тот смотрел в лицо Пендрагону. Сапфировые глаза возмущённо сверкали.
- Чего пялишься? – на всякий случай Артур замахнулся, но парень не зажмурился от страха, а вскочил и начал скидывать куртку. Оказалось, он одного с принцем роста, да и… нет, всё же мальчишка, что за нелепые уши?
- Ты что делаешь? – расхохотался Артур. – Думаешь, победишь меня, если будешь без своей половой тряпки?
Когда парень сделал неловкий выпад, Артур легко выкрутил ему руку, да так, что тот должен был всхлипнуть от боли, но синеглазый лишь нервно рассмеялся.
- Все в порядке? – поинтересовался один из слуг, узнавший Артура. В руке у того Артур заметил рожок глашатая, поэтому не захотел привлекать внимания. Новость о том, что он хватает каких-то парней на улице, вряд ли прибавит ему очков в глазах отца. Кроме того, он был жутко пьян.
- Да так, ставлю на место зазнавшуюся соплю, - хватка на запястье разжалась, и мальчишка с красным платком на шее дал деру. Артур пару мгновений смотрел тому вслед, а затем снова расхохотался.

Merlin
22 июля, год 626 от возведения Куполов

«Мерлин».
«Отвали».
«Мерлин…»
«Замолчи».
«МЕРЛИН!»
Мерлин распахнул глаза и с трудом сдержал рвущийся из груди крик. Это снова происходит. С тех пор, как он оказался в Камелоте, этот голос зовёт его каждую ночь, с каждым восходом луны становясь всё громче, обретая силу и глубину. Мерлин никогда не слышал таких голосов, и иногда был готов поверить в то, что голос этот не принадлежит человеку.
Маг откинул душное одеяло и опустил худые ноги на пол. Нужно умыться, эта ночь была длиннее предыдущих, и он взмок, как никогда, пытаясь изгнать из своей головы чужой зов.
«Мерлин».
«Чего ты хочешь от меня?» - взмолился юноша, плеща себе в лицо холодной водой из таза.
«Иди… ко мне… ты… нужен… Мерлин…»
Мерлин сглотнул. Эти ночи измотали его. Каждый день он пытался найти рыцаря, и вот, когда осталось всего два дня до конца, понял, что потерпел крах. Мысль о том, что ему навеки уготовано остаться в стеклянной клетке, ела изнутри, кислотой выжигая душу.
Сколько ещё терпеть эту нервотрёпку? Последний месяц изглодал его, под глазами появились никуда не уходящие синяки, он стал дёрганым, на любое слово огрызался, стал сам не свой.
«Почему бы и нет?» – устало подумал он. Почему бы и нет…
Торопливо накинув куртку и, по привычке повязав на шею красный платок, отличительный знак магов Звёздного Купола, Мерлин выскочил из своей каморки и отправился вслед за голосом, который, постепенно угасая и резонируя, вёл его по светящимся всеми цветами радуги улицам, полным зевак, приехавших посмотреть Турнир. Бухала музыка, отдаваясь толчками в подошвы ног. Мерлин в толпе ничем не выделялся и двигался достаточно быстро, дрожа от возбуждения. Никто не заметил, как он проскользнул на территорию Камелота, а оттуда прямиком к узкой двери в каменной стене замка. Заперто. Маг нервно облизнул губы.
«Карта… идиот…»
Точно. Карта. Пластиковая карта, что ему выдали, когда он начал носить Утеру лекарства. Мерлин провёл ей по слоту, карта сработала – у него имелся доступ. Юноша до последнего мига сомневался, не запретная ли это зона, но слот считал код и послушно мигнул зелёным, пропуская мага внутрь, в тоннель, ведущий во тьму.
Щёлкнув пальцами, Мерлин сотворил маленький огонёк, вспыхнувший в паре сантиметров над его ладонью, достаточно яркий, чтобы осветить дорогу на пару метров вперёд, но недостаточно большой для того, чтобы издалека его могли заметить. Кто знает, что поджидает в конце туннеля?
Осторожно, внимательно смотря, куда он наступает, волшебник двинулся вперёд. Туннель окончился обрывом, дна которого не стало видно даже тогда, когда Мерлин осмелился разжечь огонь посильнее, свет заплясал на каменных сводах.
«Здравствуй, юный чародей», - донеслось откуда-то сверху.
Мерлин задрал голову и задохнулся, потому что его окатило волной мерзостного запаха. Огонёк потух, но юноша не мог пошевелить руками, чтобы вновь зажечь его, не знал, что ему сделать – зажать рукой нос и рот или же… вырвать себе глаза.

Arthur
23 июля, год 626 от возведения Куполов

- Что же делать? – Гавейн поднял голову, устремив на Артура сонный взгляд.
- Пойти спать, - Артур, согнувшийся от болей в животе, сидел рядом с другом у барной стойки, уткнувшись в неё лбом.
- Завтра мы уже узнаем счастливчиков, которые станут солнечными гладиаторами. Разве ты не волнуешься? Может, твоей сестрице не придётся потеть под солнышком.
- Да мне насрать, - поделился Артур, стискивая зубы. Какая-то дрянь попалась в том пиве, это как пить дать.
- Суровый ты стал, милорд, - Гавейн похлопал его по спине. – Ты действительно пойди, проспись, станет получше. Авось, завтра уже будешь бегать как огурчик.
Артур буркнул что-то невразумительное. Пошло оно всё нахрен. Нахрен Гавейна. Нахрен Гвен. Нахрен Моргану. Всё нахрен. Нахрен эти Купола.
Ему показалось, будто он задыхается. Мир потемнел перед глазами, и принц на несколько мгновений оказался наедине с мерцающими и дрожащими стенами трактира. Очнулся он на лестнице. Кто-то тряс его за плечо.
- Вам плохо?
Артур разлепил глаза. Последнее, что он хотел бы видеть – лицо недавнего мальчишки с площади. Судя по тому, как изменилось выражение этого лица с участливого на презрительное, кажется, чувства были взаимны.
- В какой ты комнате? – выплюнул парень, на что Артур фыркнул:
- Ты что, прислуга? – но затем, немного подумав, добавил: - В пятнадцатой.
Этот мальчишка может быть только прислугой, зачем он вообще спросил об этом? Вонючий недоносок. Каким дерьмом от него пахнет?
Красноплаточник закинул правую руку Артура себе на плечо и потащил к номеру.
- Сопля, - буркнул Артур почти умиротворённо. Он чувствовал, как пацан трясётся от злости, и его это даже немного радовало.
Дотащив Артура до номера, синеглазый ушан посадил его на кровать, сходил в соседнюю комнату и через пару минут притащил стакан воды подозрительного цвета.
- Что это за говно? – поинтересовался Артур. Лицо мальчишки исказилось от злости.
- Лекарство, твою мать, - прошипел он.
- О, отлично, - Артур протянул руку и выхватил у синеглазого стакан. То, что все делают всё для того, чтобы ему, Артуру, было комфортно, настолько вошло в привычку, что он даже недоумевал, почему слуга так насупился, когда Артур вернул ему порожний стакан и велел с утра вычистить ковры, на которые Его Высочество изволит вскоре наблевать.
Мальчишка странно хмыкнул и пообещал вернуться с утра. Но этого Артур уже не услышал, провалившись в сон.

Merlin
22 июля, год 626 от возведения Куполов

Он или оно был или было отвратителен или отвратительно.
Выпученные глаза с ветками алых вен-прожилок, с заляпанными белой паутиной золотыми точками-зрачками, слепо уставились на Мерлина из непроглядной тьмы. Смрадное дыхание твари было рваным и беспокойным, словно она задыхалась.
«Меня зовут Килгарра. Можешь перестать бояться, юный чародей».
- Я не…
«О, да».
Мерлин пытался сдержать свихнувшееся сердцебиение.
«Давай я покажу тебе всего себя, чтобы ты не придумывал себе картины страшней, чем есть действительность».
Рядом с пустыми яблоками отвратительных глаз вспыхнул яркий огонь, подобный тому, что призывал Мерлин, но в сотню раз больше. И тогда Мерлин узрел настоящие размеры зияющей дыры провала и понял, кто перед ним.
Последний дракон, тот, которого не уничтожил Утер в последней битве с солнечными драконами около двадцати лет назад.
Бесконечное тело червя, поверхность которого уложена солнечными пластинами неземного происхождения, крылья ангела, каждое перо размером с небоскрёб в Каменном Куполе, корона из сверкающих плёнок, похожая на полупрозрачный плавник огромной рыбы, венчала голову с тремя металлическими челюстями, складывающимися вместе подобно лепесткам цветка, а под ними - бездонная глотка, способная извергать кипящий огонь. Длинный язык, сочащийся желтоватой слизью, мерзко извиваясь, свисал из нее.
Мерлин осел на пол, его мозг был не в силах ужать информацию об облике и размерах представшего перед ним монстра.
«Я знаю, о чём ты думаешь, но не стоит. Я расскажу тебе, почему люди захотели истребить нас. Впрочем… думаю, ты и сам начал понимать. Разве тебе самому не захотелось всадить что-нибудь мне в глотку, чтобы мой язык перестал дёргаться? Не захотелось, чтобы мой голос в твоей голове замолк навсегда? Люди всегда стремятся искромсать то, чего не понимают».
- Вы… нападали на людей, - Мерлин даже не мог сглотнуть, не знал, куда деть глаза. Лап у дракона не было, но стоит ему двинуть головой, и он легко сможет заглотить Мерлина, как жаба заглатывает муху. Руки не слушались, маг чувствовал себя слабым как никогда, единственное, что полностью завладело его разумом – страх.
«Мы пришли тогда, когда солнце стало радиоактивным для тех, кто жил на поверхности, для того, чтобы помочь им», - заявил дракон.
- Убив их? Откуда вы пришли?
Дракон откинул голову назад и расхохотался.
«Неверный вопрос, юный чародей. Лучше спроси, кто нас создал».
- И ты ответишь на него?
«Разумеется, нет. Хотя, думаю, ты узнаешь. Но не сегодня».
- Зачем ты позвал меня? За пределами Куполов остались ещё драконы?
Слепые глаза смотрели на Мерлина в упор, но юноша ничего не мог в них прочесть.
«Я – последний».
Мерлин замер. Голос дракона звучал без всякого выражения, но во фразе было столько одиночества, что даже внешняя безэмоциональность твари не смогла это скрыть.
- Мне…
«Жаль? Не лги себе, юный чародей. В конце концов, я позвал тебя для того, чтобы заключить контракт».
- Что?
«Моих сил хватит, чтобы протянуть в этой пещере еще сотню лет, но не этого я хочу.
- Ты хочешь, чтобы я помог тебе бежать?
«Нет, юный чародей. Я хочу, чтобы ты убил меня».
Глаза Мерлина расширились.
- Но…
«И покончить с этим миром навсегда».
- Я не смогу убить тебя, - прошептал Мерлин, глядя вверх, где во тьме терялся гребень дракона.
«Сможешь, если я скажу тебе, как».
- Но… причём здесь контракт?
«Я помогу тебе попасть на турнир. Попасть, не победить, последнее не в моей власти. И тогда ты свяжешь нас заклинанием, чтобы я умер с твоим последним вздохом. Но если вдруг ты выиграешь турнир… ты должен будешь сам разорвать нашу связь».
- Поможешь мне… попасть на турнир? – неверяще проговорил Мерлин. – Каким образом?
«Тебе нужен рыцарь. Ты его получишь».
- Как? Ты дашь мне денег?
Дракон вновь откинул голову и рассмеялся своим булькающим смехом. Мерлин уже смог шевелиться и первое, что он сделал – поднял платок, закрыв им рот и нос от отвратительного запаха - смрада разлагающейся плоти.
«Рыцари, сражающиеся за деньги, ничтожества. Они никогда не смогут победить в турнире. Раз я оказываю тебе услугу, все должно быть по высшему разряду, верно, юный чародей?»
Мерлин прислонился к скале и обратился в слух.
- И как тогда? Ты найдёшь бескорыстного… или я с кем-то вдруг внезапно так подружусь?
«Тебе нужен человек, который будет безоговорочно предан тебе, готовый пойти за тобой на край света. Тебе нужен тот, для которого ты будешь всем светом, вы должны быть, как две стороны одной монеты».
- Понятия не имею, где взять такого, - буркнул Мерлин.
«Ты можешь взять любого рыцаря».
- Взя… что?
«Выбери любого. Заклинание привяжет его к тебе и наделит всеми необходимыми качествами. Действовать оно будет, пока мы будем связаны – то есть либо пока мы с тобой не умрём, либо до моего последнего вздоха.
- То есть я по собственной воле обреку человека на смерть? Ведь он выживет только в том случае, если я выиграю турнир.
«А не обрекаешь ли на смерть ты самого себя?»
- Мать гордилась бы мной, если бы я победил.
«И рыдала бы, если проиграл. Но мы оба знаем, почему ты так рвёшься на этот турнир. В конце концов, если ты и не победишь, то будешь на поверхности, вдохнёшь воздух свободы.
- Там практически нулевое содержание кислорода, мне придётся наполнять им магический кокон…
«Ты понял, что я имею в виду».
- Да. Но… найти кого-то, у кого, может быть, вся жизнь впереди и обречь его на такое? Чем тогда я лучше Сенреда?
«Запомни, юный чародей, мир безжалостен. Судьба одного человека, да что там, всего человечества, его не волнует. Но, что делать со своей судьбой, выбирать только тебе».
- Я…
Мерлин посмотрел вниз, на руки, освещённые красноватым светом парящего рядом с мордой дракона огня. Тени мешались с алым, и казалось, будто руки вымазаны в липкой крови.
«Выбери какого-нибудь урода, у которого нет будущего. Так ты спасёшь его от бессмысленности бытия».
Волшебник вскинул голову и открыл было рот, но вспомнил того осла, что начал наезжать на него на улице несколько дней назад. Таких наверняка много. Больше, чем он может себе представить.
Какого чёрта он должен жалеть машущего кулаками направо и налево пьяницу, если только он стоит между ним и его мечтой?
- Я согласен, - выпалил Мерлин, вглядываясь во тьму, в которой таился монстр. Юноша был уверен, что пожалеет о содеянном.
«Тогда заключим контракт».
Из мрака выползло что-то длинное, похожее на змею. Мерлин не сразу понял, что это хвост, заканчивающийся острой иглой.
- Что ты хочешь…
Игла метнулась, рассекая воздух.
Мерлин закричал, падая на колени, зажимая руками лицо, правый глаз горел огнём. Игла пронзила зрачок и мгновенно исчезла, оставив жгучую, невыносимую боль. Мерлину словно впрыснули в глаз кислоты из шприца.
«Потерпи, сейчас пройдёт».
- Твою же мать… - Мерлин упал локтями на холодный влажный камень, всё ещё зажимая лицо.
Немногим позже маг открыл глаза, щурясь и чувствуя, как по щеке текут горячие слёзы. Боль уходила так же быстро, как песок впитывает воду.
«Теперь мы связаны, юный чародей».
Мерлин глухо застонал.
- Но почему… почему ты выбрал именно меня?
«Потому что ты был в отчаянии. И… потому что у тебя была карточка доступа».

Arthur
24 июля, год 626 от возведения Куполов

Артур сидел, барабаня пальцами по коленям. Мерлин ушёл два часа назад, а Артур остался в пустой комнате с единственным стулом и гладкими, никелированными стенами и полом. В кабине не было дверей и окон, свет поступал из огромной, светящейся во весь потолок панели.
Мерлин ушёл на тренировку - проверку перед турниром. Если он провалится, то, Артур это понимал, жизнь потеряет для Мерлина всякий смысл.
Он не хотел этого. Он хотел, чтобы это бледное лицо озарилось счастливой улыбкой хоть на миг, жаждал ловить восхищённые взгляды, когда он, Артур, будет побеждать для него на турнире. Приложит все усилия, сделает невозможное.
Мерлин был взволнован, трясся перед тем, как зайти внутрь. В последний момент он бросил через плечо на Артура взгляд, задумчивый и немного грустный, похожий на прощальный.
Пендрагон сжал ладони в кулаки. У Мерлина получится. Он верит в это.
Через некоторое время юноша начал считать про себя. На «198» одна из стен с тихим шипением отъехала в сторону, и в проход шагнул худой волшебник, дрожащий и взмокший от пота. Тёмные волосы стояли торчком, лицо с сильно выступающими скулами покрывали грязные разводы.
Артур вскочил со стула, дёрнулся было к Мерлину, но замер в нерешительности. Он ждал.
Мерлин вскинул синие глаза, чуть нахмурившись, посмотрел на своего рыцаря и кивнул. Слабая, застенчивая улыбка на миг озарила сосредоточенное лицо, словно он хвастался своей заслугой.
У них получилось.
Теперь Артур не стал сдерживаться, шагнул вперёд и крепко обнял Мерлина. Тот дёрнулся, но через мгновение обмяк, словно смирившись.
- У нас всё будет хорошо, - хрипло прошептал Артур.
Он ощутил, как Мерлин глубоко вдохнул, правая рука неуверенно поднялась, но так и не обняла Артура в ответ.
И это причинило боль.

Merlin
22 июля, год 626 от возведения Куполов

Мерлин лежал в кровати, глядя в потолок, закинув руки за голову. Яркая рыжая луна светила в окно, чёткие тени от мебели разрезали комнату на тёмные и светлые ломти.
- Килгарра? – тихо спросил маг. – Ты здесь?
«Я прихожу, лишь когда ты зовешь», - откликнулся глубокий голос. Мерлин только сейчас понял, что дракон никогда не раскрывал рта для разговора – слова звучали у юноши в голове.
- Но этот глаз…
«Он будет золотым, как только ты изволишь говорить со мной. И только тебе выбирать, когда и на сколько».
- Удобно, - Мерлин слабо улыбнулся.
«Завтра я помогу тебе найти рыцаря, которого ты избрал».
- Я не уверен, что хочу, чтобы это был именно он… ведь есть и другие уроды. Ты не мог бы мне показать?
«Мог бы. Но ведь ты настроен на победу? Тогда тебе нужен хороший воин. А тот, насколько я могу судить, хорош».
Мерлин не нашёлся, что ответить. Он повернулся на бок и задал последний на сегодня вопрос:
- Как мне сотворить это заклинание?
«Нужна капля твоей крови. Остальное сделаю я. Призови меня, когда придет время».

Arthur
23 июля, год 626 от возведения Куполов

Сон Артура был беспокойным. Смутные образы ускользали, не давая дотянуться до них, а тьма заполняла всё существо. Он протянул руку, пытаясь вырваться из тяжелой, не дающей всплыть на поверхность воды, сквозь толщу которой не проникало ни звука, и вдохнуть. Но не знал, куда плыть, потому что света не было.

Merlin
23-24 июля, год 626 от возведения Куполов

С уколотого иглой пальца упала темная капля крови, и кристально прозрачная вода в стакане помутнела. Мерлин поморщился.
- Что дальше, Килгарра? – прошептал он, и радужка его правого глаза заполнилась золотом, будто часовая стрелка совершила полный оборот.
«Он должен выпить и проспать до утра, не просыпаясь, пока зелье будет разрушать его мозг, и воссоздавать заново, как нужно нам».
- Вроде бы ничего сложного. Я должен просидеть с ним всю ночь?
«Да. И разбудить поцелуем, чтобы создать неразрывную связь между вами».
- …что?..
«Давай быстрее, пока он не заинтересовался, куда ты подевался».
Мерлин стиснул зубы и выдавил ругательство. О таком нужно было предупреждать заранее! Поцеловать этого придурка… подарить не кому-то, а именно ему свой первый поцелуй? Но отступать было поздно, и он решительно направился обратно. Волшебник чуть не позеленел от злости, когда этот осёл, пустоголовый тупица, выпил зелье и откинулся на шикарные подушки, мгновенно разразившись храпом.
Мерлин закусил губу и сел на пол, приготовившись ждать, когда рассвет заявит права на небо.
Если всё получится, он сможет участвовать в турнире. Отступать поздно – дракон подарил ему шанс, который нельзя упускать. Пожалуй, это феноменальное везение. Но мало заполучить рыцаря – нужно ещё пройти тренировку, которая будет чем-то вроде нулевого, отборочного тура. Говорили, что только волшебники, доказавшие свое право на участие в турнире, узнают заклинание, которым пользуются те, кто выходит на поверхность.
Заклинание защитного кокона.
Ради этого Мерлин был готов даже на… но, блин, целовать эту задницу? Маг скривился. Мало того, что это мужчина, так ещё и порядочный засранец!
Спустя несколько часов Мерлин почувствовал, что глаза закрываются. Он встряхнулся, встал, потянулся, и начал ходить по комнате, разминаясь. Так как ему пришлось изрядно пошататься по городу, чтобы отыскать этого индивидуума, то обнаружил он его лишь глубокой ночью, и вот, сейчас дело шло к утру. Волшебник обернулся и посмотрел на растянувшегося на кровати… мужчину? Юношу? Тот выглядел постарше, чем Мерлин, мощные мышцы, видно тренированного воина. Светлые волосы, золотистая кожа, он словно шагнул из кадра какого-нибудь старого фильма, когда цвета специально делали как можно насыщеннее, выделяя главных персонажей из серой толпы. Маг наклонился, чтобы рассмотреть лицо. Мужчина спал на спине, грудь спокойно вздымалась, и внезапно Мерлин поймал себя на мысли, что даже не знает имени своего… избранника.
Первый луч солнца мазнул по волосам рыцаря, и те сверкнули на мгновение. Кажется, пора. Мерлин вдохнул поглубже, успокаиваясь и собираясь с духом. Наклониться и коснуться губ. Ничего сложного, пусть он раньше никогда этого и не делал.
Губы оказались тёплыми, что немного удивило его. Тёплыми, сухими, мягкими.
Сколько должен длиться поцелуй? А, Килгарра сказал, что тот должен разбудить его…
Мерлин приоткрыл рот и осторожно прихватил нижнюю губу спящего парня зубами. Тот так же осторожно, в дрёме, открыл рот и верхней губы Мерлина коснулся влажный язык.
Мерлин замер, не зная, что делать дальше. Но спящий протянул руку и невесомо провёл по щеке Мерлина тыльной стороной ладони, затем подался вперёд, и волшебник ощутил, как в его рот настойчиво, но нежно вторгаются, тягуче, неспешно, прихватывая губы губами, лаская языком. Ощутив, как внизу живота потянуло, Мерлин пришёл в себя, вырываясь из лёгкого подобия сна, и отшатнулся, быстро дыша, чувствуя, как обдало жаром лицо. Тот, кто целовал его, открыл глаза и взглянул на него.

Arthur
24 июля, год 626 от возведения Куполов

- Как тебя зовут? – спросил Артур.
- Мерлин Эмрис.
- Мерлин. Я долго спал?
- Нет…
- Завтрак уже принесли? Ты поел? Принял душ? Почему ты вообще проснулся раньше меня?
Артур увидел, что Мерлина его вопросы слегка ошарашили.
- А…
- Да? – он выпрямился, с недовольством отметив, что Мерлин, сидящий на прикроватном коврике, чуть отодвинулся.
- Тебя как зовут?
- Артур Пендрагон.
Мерлин икнул и позеленел.
- В чём дело? – принц нахмурился.
- Ты… - Эмрис отодвинулся ещё дальше, проезжаясь по полу поясницей. – Ты… не говорил, что ты… что ты… сын…
- Утера? Ну да. А что тебя так удивляет? Я думал, в Камелоте меня все знают…
- Я приехал сюда на работу в этом месяце, - пробормотал Мерлин, хватаясь за голову и вскакивая. – Этот долбанный дракон… неужели…
- Дракон?
- Не бери в голову.
- Знаешь, Мерлин, я ведь совсем не идиот.
- Да?
- Да. Утер не будет доволен, что его сын влюбился в простолюдина-мужчину. Но чего только сейчас…
- Влюбился… - Мерлин облизнул нижнюю губу, и Артур поймал себя на мысли, что сейчас ему хочется податься вперёд и…
- Какой нахер влюбился? – выдал вдруг Мерлин, казалось, ещё немного, и он начнёт рвать волосы на голове.
- О чём ты? Хочешь сказать, что ты не…
Парень вроде начал успокаиваться.
- Нет, всё в порядке. Просто я думаю, как сказать твоему отцу, что мы будем пытаться попасть на турнир.
- Сегодня последний день подачи заявок. Думаешь, это возможно? Нулевой тур уже вечером, его будут транслировать по всем каналам. Я собирался его в баре смотреть с друзьями… ты ведь пойдешь с нами?
- Мы. С тобой. Должны попасть на хренов турнир.
- С какого перепугу? Я ещё хочу жить.
- Понимаешь, это вроде как цель моей жизни.
Артур нахмурился.
- Конечно, я во всём буду тебя поддерживать… но это как-то… я словно забыл что-то важное насчёт этого… я бы тебя разубедил, если бы вспомнил, - Пендрагон спустил ноги с кровати и попытался встать, но покачнулся.
- Ты перепил вчера, - быстро сказал Мерлин. – Я помог тебе добраться сюда.
- Как мы познакомились? Почему всё так… правильно?
Мерлин замер.
- Просто так. Одевайся, мы должны быстрее пойти и записаться. Может, время ещё есть. Должно быть.
Артур покорно кивнул.
- Если ты так этого хочешь… ты знаешь, что я пойду за тобой куда угодно.
Мерлин отвернулся.
- Да. Я знаю.

Merlin
24 июля, год 626 от возведения Куполов

В центре регистрации царила абсолютная пустота. Сидящая за механической панелью девушка в форме подняла взгляд на Мерлина и Артура только тогда, когда второй хлопнул по панели ладонью.
- Мы записаться, - выдавил Мерлин.
- Вам повезло, - сухо отозвалась та, отбросив с лица светлые волосы. – Регистрация официально заканчивается через два часа.
Мерлин перевёл дух. Треть уже сделана.
- Ты как? – Артур внимательно смотрел на него. Мерлин никак не мог привыкнуть к этой участливости, рукам, которым, словно магнитом, манило его тело. Долгие взгляды были вызывающими и настолько откровенными, что Мерлина бросало то в жар, то в холод.
Доброта Артура почти пугала. Она заставляла Мерлина вспоминать о том, что он разрушил жизнь невиновного человека. А когда он узнал, что это – принц, Пендрагон-младший… лучше не думать, что может сделать с ним Утер, когда узнает, что Мерлин потащил его драгоценное дитя на турнир. Но было уже поздно, слишком поздно.
- Готово, - девушка протянула им электронные бланки – электронную бумагу, которая автоматически переносила всё на ней написанное в базу данных. – Заполните и пройдите в зал ожидания, вы как раз вовремя. Скоро начнётся нулевой тур.
Мерлин быстро вбил личные данные, и затем наблюдал за тем, как летают пальцы Артура над сенсорной клавиатурой. Девушка кивнула и забрала бланки обратно. Увидев имя Артура, она вытаращила глаза и резко подняла голову.
- Милорд, я не думала, что это вы…
- Зал ожидания там? – скучающим тоном осведомился тот, кивнув на раздвижные двери за стойкой регистрации, и она нервно кивнула. Мерлину показалось, что её пальцы потянулись к карману. Наверняка там телефон. Маловато у них времени, если Утер узнает…
Схватив Мерлина за запястье, Артур потянул того в сторону зала ожидания. Волшебник рефлекторно захотел отдёрнуть руку, но вспомнил, что он, вроде как, тоже должен любить Артура. Килгарра упомянул об этом – нельзя открыто показывать враждебность, иначе мозг у Артура вскипит и всё пойдёт насмарку. Дракон советовал целовать рыцаря и всячески поощрять, дабы укрепить эту магическую связь, но Мерлин только фыркнул на это. Бред.
Они сели на длинный диван и стали ждать. Мерлин неловко ёрзал, ловя на себе взгляд Артура. Честность Пендрагона обескураживала. Будь он влюблен по-настоящему, вряд ли смотрел бы так безоружно, так… любяще.
Мерлин разозлился. Его не должно волновать, что там чувствует Артур. Тот просто пешка, средство достижения цели. Впервые Мерлин заставлял себя думать так о живом человеке, и душа не принимала намеренную жестокость, отзываясь болью, что зовётся стыдом.
- Твои глаза…
Мерлин вскинул голову.
- Что?
Артур светло улыбнулся и внутри у Мерлина ёкнуло.
- Просто мне интересно, почему я влюбился именно в тебя. Думаю, когда я увидел тебя впервые, они поразили меня. Твои глаза.
Повисло неловкое молчание. От ответа Мерлина спас вошедший в зал человек в строгом чёрном костюме (очевидно, служащий), который позвал мага за собой.
- Рыцарю придётся подождать в кабине, - мужчина покачал головой, когда Артур поднялся с дивана, и только тогда Мерлин заметил, что у того обожжена половина лица.
- Эдвин Мюрден, - представился тот, протягивая Мерлину руку, и юноша настороженно пожал её. Артура мужчина проигнорировал.
– Я буду тренировать вас. Я так понимаю, вы… - тут его взгляд упал на Артура, и в серых глазах мелькнуло узнавание.
– Вы волшебник, - взгляд вернулся к Мерлину. – Пройдёмте. Вам, мистер Пендрагон, налево. Там кабина ожидания.
Мерлин коротко глянул на Артура, тот улыбнулся уголками губ и направился в кабину. Маг проследовал за Мюрденом в огромный зал без крыши.
- Это займёт пару часов, - мужчина с обгоревшим лицом обернулся к нему. – Мы лишь протестируем тебя на паре симуляторов. Если честно… - Мюрден понизил голос. – Транслировать нулевой тур не будут. В этом году всего четверо добровольцев. Но не подумай, что я тебя обнадёживаю, если ты провалишься на симуляторе, от Каменного Купола будут всего двое участников. Желаю удачи.
- Спасибо, - прохрипел Мерлин. Под сапогами скрипело покрытие, какое обычно встречается на спортивных стадионах. Их встретил молодой парень со шлемом, который тут же оказался на голове Мерлина. Волшебник поморщился, чувствуя, как детекторы пристраиваются ко лбу и вискам.
Мюрден болтал, объясняя особенности оборудования, а затем коснулся особенно интересующей Мерлина темы – того, откуда маги берут энергию на коконы. Ответ оказался обескураживающе прост… от солнца.
Солнце выливало на землю столько энергии, что переработать её не было возможным, но маги могли направлять её поток и при желании управлять им. И, как ни парадоксально – чтобы защититься от солнца, нужно было солнце. Поэтому и выходили на поверхность только днём, ночью всё превращалось в ледяную пустыню, а защититься от холода было невозможно, лёд не являлся источником энергии, коим могли воспользоваться маги.
Мерлина информация настолько обескуражила, что волшебник некоторое время не мог подсоединить проводки к ладоням, чтобы запитаться от генератора. Пальцы, скользкие от пота, срывались и пачкали кожу тёмными разводами пластика, обвившегося вокруг проводков.
Следующие два мучительных часа он создавал слабый купол, используя в качестве источника энергии мощный генератор. Когда у него уже совсем не осталось сил, Мюрден хлопнул в ладоши и радостно возвестил, что Мерлин прошёл испытание и может вернуться к своему рыцарю.
Прошёл.
Всё это было не зря.
Голова закружилась от облегчения, и волшебнику пришлось опереться на стену, чтобы не упасть. Теперь он может выйти к Артуру и улыбнуться, потому что всё было не зря. Он не зря сделал это с ним, они пойдут дальше, вместе. И уже завтра начнётся турнир.
Он не зря разрушил Артуру жизнь.

Arthur
24 июля, год 626 от возведения Куполов

Расплывчатые образы в тёмной воде подёрнулись лёгкими нитями света. Артур потянулся к ним, тёплым, мягким, нежным, тягучим, желанным, коснулся их губами. Свет заполнил всё его существо смыслом, целью, стремлением.
И мир изменился.

Конец первого тура

Тур второй «Глаз Волка»
Тур третий «Глаз Ворона»
Тур четвёртый «Глаз Человека»

URL записи

@темы: Merlin (BBC), Моё "творчество", Мои фики

URL
   

Let's Do It Wrong

главная